Never Say No To Cardiff

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Never Say No To Cardiff » Flashbacks » just singin' in the rain


just singin' in the rain

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://37.media.tumblr.com/ef12fd1f1951f3046a5d6541d4ea6b8e/tumblr_mznj3956mx1ri1621o1_400.gif
Кто: Jessamine Lenz/Kevin O'Sullivan
Где и когда: дом Джессамин, июнь

+1

2

Кевин готовит завтрак.
Разумеется, это происходит только после того, как он успевает удостовериться в том, что Ленц - та еще неряха, перемывает всю кухню, отдраивает с зубной щеткой плиту, выкидывает пару пакетов не первой свежести из холодильника, до блеска чистит чайник, пылесосит в коридоре и выставляет все пары обуви, включая свою, в идеально ровную шеренгу. Домашних тапок он найти здесь не смог, поэтому теперь ходит босиком - ради этого пришлось протереть кафель на кухне.
Мария решительно не подпускает никого к плите, поэтому он получает от процесса готовки какое-то сомнительное, почти садистское удовольствие; у него сегодня просто прекрасное настроение, несмотря на почти бессонную ночь - кровать у Джессамин оказалась чертовски неудобной, да и сама она имеет тенденцию к крайне беспокойному сну, тычет вокруг локтями и стоически держит оборону, когда ее пытаются утихомирить, - если бы не дождь за окном, он обязательно занялся бы ее садом. К этому его Мария тоже не допускает, выполняет исключительно всю домашнюю работу, включая уборку у Риордана - что, конечно, достойно отдельной похвалы, - Кевин не докладывает бекон, потому что последние две недели Мария исправно готовит мясо на завтрак, обед и ужин. Почему-то Риордан отказывается его есть: вообще - не отличишь от телятины, а с вялеными помидорами и спаржей идет исключительно отлично, но на третьей неделе, конечно, поднадоедает.
Закипает кофе, и Кевин разливает его по двум чашкам, мурлыча себе под нос незатейливый мотивчик Джина Келли. В конце концов, отдохнуть от привычной домашней суеты тоже когда-то необходимо - дома у Ленц вероятность обнаружить чей-нибудь труп в подвале близится к нулю, нет назойливых соседей и их громких полуночных разговоров, никто не предостережет от необдуманных действий. Да и на Джессамин Кевин успел порядком обидеться - никакого внимания, никаких ответов, минимальная отдача и гудки на той стороне. Дружба - это когда звонишь, и берут трубку. Ведь правда?

+1

3

Первую неделю Джесси, чуть что, хватается за телефон и набирает номер Аткинсов. Расслабляется, лишь услышав знакомый звонкий голос: беззаботная Эмбер, кажется, ничуть не смущается вынужденной изоляции и всегда с радостью рассказывает, как у них с Рэдом идут дела. Даже если Джесси звонит третий раз за сутки, и за окном давно поздняя ночь.
На следующей неделе Джесси вспоминает про сестру только дважды, увлеченная непримиримой войной с собственным домом. В среду она просыпается и видит десяток ярко-розовых стикеров, приклеенных к потолку.
Я знаю, что ты сделала, — написано на одном из них. Остальные надписи Джесси не читает, остервенело срывая чертовы записки отовсюду, где только находит. А находит она их практически везде. На кофемашине и лестничных перилах, среди продуктов в холодильнике и книжных листов. Спустя полчаса истеричных попыток прибраться Джесси вооружается тонной чистящих средств и драит каждый квадратный сантиметр: моет полы, двигает мебель, переставляет содержимое полок, заглядывает во все углы. На это, учитывая размеры трехэтажного особняка, уходит несколько дней; за это время Джесси успевает возненавидеть его настолько, что всерьез подумывает о том, чтобы сжечь семейное гнездо и получить страховку. Ночью ей снится мертвая мать: Долорес открывает черный от засохшей крови рот, и оттуда вываливаются веселые розовые бумажки.
Третья неделя ознаменовывается симпатичным граффити на подъездной дорожке, которое она видит, выглянув в окно спальни. Свежая краска отходит от асфальта не очень охотно, но Джесси справляется с помощью пары литров растворителя и потом долго лечит пострадавшие даже в перчатках руки.
Когда начинают приходить письма, она уже ни на что не реагирует. Телефонные звонки ее тоже практически не трогают — лишь завидев на дисплее незнакомый номер, Джесси выключает сотовый и устанавливает настройки в социальных сетях, запрещающие отправку личных сообщений от кого-либо, кроме авторизованных контактов. Каждый вечер она выпивает три таблетки вместо одной, по рекомендации врача, и засыпает почти моментально. Кошмары ее больше не тревожат. Только однажды утром Джесси встает раньше обычного и сразу чувствует, что что-то идет не так. Ей требуется время, чтобы понять, в чем проблема: Джессамин мутным ото сна взглядом обводит комнату и лишь потом осознает, что все ее вещи находятся там, где накануне их еще не было. В порядке, идеальном настолько, что впору заподозрить у виновника уборки шизофрению и пару неприятных расстройств. Она встает, поправляя шелковую ночную рубашку — Эйдана в ее жизни больше нет, как и фиолетовых плюшевых пижам, — и осматривает шкафы. Одежда тоже лежит аккуратными стопками, рассортированная по цветам и сезонам. Фотографии, висевшие на стене беспорядочным панно, красуются ровным рядом на письменном столе: по краям самые большие, в середине поменьше. Джесси растерянно берет одну в руки, стряхивая с рамки невидимую пылинку, и думает, что ей выписали очень странное снотворное, забыв прописать в побочных эффектах риск превратиться в Уэса Андерсона.
Она переставляет какие-то безделушки так, чтобы нарушить царящую вокруг гармонию, и нарочно оставляет постель смятой. Потом спускается вниз и еще в холле слышит доносящийся с кухни шум. Это пугает и необъяснимым образом успокаивает ее одновременно: Джесси понимает, что не страдает лунатизмом, но в ее доме кто-то есть. Кто-то, достаточно нездоровый, чтобы вломиться в чужое жилище и рассортировать содержимое косметички, препарировать содержимое ящиков стола и до миллиметра выровнять всю мебель. Вариантов у нее немного — еще не зайдя на кухню, Джесси знает, кого там увидит.
— Я нажала кнопку вызова охраны полминуты назад, — вместо приветствия говорит она.
— У тебя три минуты, чтобы убраться из моего дома, — ублюдочный кусок дерьма. Конец фразы остается невысказанным, потому что она теряет дар речи. Человек, хозяйничающий перед плитой, выглядит настолько невероятно и гротескно, что Джесси забывает, кажется, даже то, как ее зовут. И еще — она впервые видит Кевина воочию.

+1

4

Солнце пробивается сквозь тучи, и капли озаряются каким-то потусторонним, почти святым светом, и это, конечно, просто прекрасно, аккомпанемент кевинову бормотанию и шипению масла на сковородке, почти идеальный уикенд, в доме тепло и уютно, Кевин закуривает, усевшись на стул, и с нескрываемой гордостью оглядывает плоды собственного труда - чистую кухню, свежий завтрак, кривой рисунок, изображающий голую и мертвую Долорес Ленц, под магнитом на холодильнике, "мама, мама, посмотри, как хорошо я сделал", с Джессамин в последнее время - чудовищно скучно, она - как кукла, у которой отвалилась рука до того, как она успела вселиться в свой кукольный дом и пообщаться со своими кукольными друзьями на кукольные темы, разумеется, Кевин просто кипит желанием доиграть задуманный сюжет, она выйдет замуж за кукольного кена и нарожает кукольных детей, и за кукольными чашками кукольного кофе будет обсуждать их со своими кукольными подругами. На Джессамин Ленц у него очень много планов, если, конечно, она ответит, если она отзовется, с ней всегда хорошо, с этой Джессамин, непредсказуемая реакция и эмоций до тошноты,
Тетя Долорес, а Джесси выйдет гулять?
Нет? А скиньте мяч?
- Нет, не нажала, - лениво отзывается Кевин, окидывая Джессамин с головы до ног оценивающим взглядом: ночью выглядело опаснее и все норовила двинуть локтем в морду. - Симпатичная рубашка.

0


Вы здесь » Never Say No To Cardiff » Flashbacks » just singin' in the rain


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC