http://sf.uploads.ru/KuRiF.jpg

Jenna-Louise Coleman

http://37.media.tumblr.com/49ac3bc4ccefe535ee9e27d41ab32c50/tumblr_n7t0v5SXwG1rqj5qoo2_250.gif http://37.media.tumblr.com/4f047dac31cbc35ae4481f873bab0f88/tumblr_n7t0v5SXwG1rqj5qoo8_r3_250.gif
Arctic Monkeys – Old Yellow Bricks

Alaska Irving Adler22журналистка, оператор в службе спасения, библиотекарь и официантка;

http://sf.uploads.ru/KuRiF.jpg

Меня зовут Аляска Ирвинг Адлер, я родилась 9 сентября 1991 года в городке Или. В настоящее время я занимаюсь всем, чем только можно, и мое сердце принадлежит высоким парням.

http://sf.uploads.ru/KuRiF.jpg

Закройте глаза и расслабьтесь. Представьте высокую, стройную женщину. У нее прекрасная фигура, ослепительная улыбка и каштановые роскошные волосы. Представили? Это моя мать.
А теперь откройте глаза и посмотрите на меня. Да, это я, Аляска Адлер.

Я родилась в маленьком городке под названием Или. Я не стану расписывать его достопримечательности, ведь я не так долго там жила. Когда мне было три, мать стала снимать небольшую квартиру в Лондоне. Ей приходилось много работать, потому что она воспитывала меня одна. Очень долго я не знала, кто мой отец и почему они с матерью не сошлись.
Мама всегда любила театр. Наверное, именно потому она всегда пыталась собрать денег на какое-то представление, правда, я всегда портила ей все наслаждение своими разговорами. Когда я была маленькой, я говорила слишком много, потому, чтобы наказать меня и как-то успокоить, мать заставляла меня читать. За что я ей искренне благодарна.
Сейчас, прожив двадцать с небольшим лет, могу сказать, что нет ничего прекраснее книг. Конечно, я восхищаюсь кинематографом и живописью, но только литература способна унести человека в мир его грез. Литература и музыка.
У меня был сосед, Нил, долговязый мальчишка с белыми волосами. Я дразнила его принцессой и била по голове маленькой машинкой. Он был старше и мужественно выдерживал все мои издевки. Мне было девять, когда я призналась ему в любви. Я вся была в ссадинах, потому что упала с дерева, он перевязывал мне коленку, а я, вместо того, чтобы плакать, сказала ему, что люблю.
Это была первая огромная ошибка, которую я сделала в своей жизни.
Когда мне было двенадцать, я выиграла конкурс эссе. Не помню, о чем я там писала, что-то об осени и первой любви, но жюри, прочтя его, наверное, прослезились и решили дать мне первое место. Этакая медаль за отвагу.
Я была столь счастлива в тот миг, что полученные от мамы десять фунтов (благодарность родителей не имеет границ) потратила на пиво. Мы с Нилом залезли на чердак и там вместе пили этот неземной запретный напиток, целясь крышечками в голубей. Птицы испуганно разлетались, а мы смеялись, как дети. Хотя, мы и были детьми.
Я положила голову на худощавое плечо Нила и заплетающимся голосом сказала ему, что люблю. Снова.
Это была вторая моя огромная ошибка.
Наверное, я даже нравилась кому-то в школе. Ну, знаете, как это бывает. Тебе нравится один парень и ты плюешь на остальных. Мерзкий Фрэдди из параллельного класса как-то предложил мне помочь донести мой рюкзак и проект домой, но за это я лишь огрела его сумкой по голове. Я еще помнила, как он до того подшучивал над "коротышкой Адлер".
Кто же знал, что этот Фрэдди вскоре станет сыном мэра? В тринадцать мне было плевать на то, что его отец - член городского совета.
В пятнадцать я впервые побывала на концерте Depeche Mode и поняла, что музыка - это божественно. Это был мой день рождения и билет подарил мне Нил. Снова он, не правда ли? Этот худощавый проныра, словно красная нить, связывает между собой все фрагменты моей жизни.
После концерта я целый год ходила в футболке DM и красила ногти в черный цвет. Это был переломный момент в моей жизни, но я держалась молодцом. От тех бурных времен мне осталась только любовь к группе, хотя многим моим знакомым передался именно черный цвет. Они и до сих пор сидят в темных комнатках, курят травку и говорят о том, что "жизнь - тлен". В частности, это была одна из причин, почему я столь радостно покинула свой район.

В университете моя жизнь изменилась. О, Оксфорд! Сколь прекрасно звучание этого слова для студента, который за всю свою жизнь не получил ничего ниже "С"! И сколь бессмысленной оказалась моя учеба теперь, когда я живу в Кардиффе и работаю то тут, то там.
Студенческие годы - самые лучшие. Я жила, дышала, танцевала, училась ночью и рисовала, забравшись на крышу. Вечерние свидания, полные шарма первых поцелуев, дешевые кафе, где тебя не спрашивают о возрасте, бешеные путешествия автостопом - все это насыщало меня. И этого было мало.
Я была талисманом нашей компании. Сколько раз я слышала эту фразу из уст друзей! Мы вместе впервые прыгнули с парашютом, хотя я и боялась высоты, вместе натворили кучу сумасбродств и не заметили, как все кончилось.
Диплом, шапочка выпускника университета, последний вечер вместе. Я помню, как ко мне приехали мама и Нил. Мать натянуто улыбалась, пытаясь скрыть болезнь. Нил поддерживал ее целый вечер, а я, слепая от счастья, не видела этого.
И это была третья моя огромная ошибка. Как могла я не заметить, как трясутся ее руки? Куда смотрели мои глаза, когда ей было тяжело сидеть на солнце? Как я могла?
Через месяц она умерла. У меня не осталось никого, кроме Нила и призрачного отца. О местонахождении последнего я знала только одно - он жил в Кардиффе.
Я не буду говорить о том, как сильно на мне сказалась смерть матери. Есть раны, которые никогда не пропадут. Есть вина, которую не искупить.
Я больше не могла жить в Лондоне. Я предложила Нилу уехать вместе со мной, уехать на поиски моего отца или же куда он захочет, но мой верный друг и первая любовь не мог.
Четвертой моей ошибкой было то, что я до сих пор считала, что моя любовь взаимна.

Переезд в Кардифф возымел положительное действие. Пусть я чувствую себя здесь чудачкой, пусть у меня нет стабильной работы и огромного дома, но я люблю этот город. Даже если рядом нет Нила, даже если рядом нет никого, кого я знаю. В этом городе где-то есть родное мне сердце, человек, чья фамилия моя по праву.
И если вы увидите в городе низенькую девчонку, которая бежит куда-то, не глядя под ноги, знайте, что эта маленькая ходячая проблема и есть я, Аляска Адлер.

http://sf.uploads.ru/KuRiF.jpg
пост

"День третий, среда. 20:48.
Толидо, штат Огайо.

Я уже третий день в дороге и Америка принимает меня с завидным гостеприимством. Сегодня какая-то женщина в хостеле узнала меня и попросила оставить ей автограф на моей фотографии. Это было столь неожиданно, что я даже не смогла говорить первые пару минут. Раньше меня узнавали редко даже в родной Венгрии, так как биатлон - не тот вид спорта, который сильно увлекает людей."


"День восьмой, понедельник. 10:33.
На выезде из Чикаго, штат Иллинойс.

Бессонная ночь в Городе Ветров - что еще надо для полного счастья? Мой бак полон, деньги есть, а, значит, я еще довольно неплохо и удачливо погуляла в Чикаго. Несмотря на заверения старика, которого я встретила вчера, ничего странного или необычного на моем пути не встретилось. Если не считать той бабочки, которая, кажется, поселилась в моей машине.
Рассказы старика пробудили во мне старую детскую страсть к сказкам и страшным историям. Мне кажется, что я уже знаю все венгерские и румынские истории, было бы неплохо за время моего отпуска изучить паранормальную сторону Штатов. Что может быть интереснее?"


"День двенадцатый, пятница, 17:56.
Лоуренс, штат Канзас.

Сегодня посетила прекрасный город под названием Лоуренс. Именно здесь, если верить книжке, жила Дороти, чей дом унес ураган.
Может, я слишком много себе выдумываю, но место это днем разительно отличается от того, каким было ночью, когда я только приехала. Честно говоря, сначала мне не хотелось тормозить машину возле небольшого отеля - сердце так и кричало мне, что стоит ехать дальше. И причину этого я не могу понять.
Ночью мне показалось, что воздух пахнет гарью. Я проверила машину, опасаясь того, что источник запаха находиться именно в ней. Но, к моему облегчению, все в порядке.
Надо запомнить на будущее, что в Лоуренсе есть прекрасное кафе прямо на выезде, где можно за небольшие деньги съесть яичницу и бекон. Честно, американская еда немного отличается от венгерской, но, как по мне, это мелочи. Я в США всего на месяц, поэтому, думаю, ничего плохого с моим желудком не случиться.
Кажется, все... Хотя, нет! Сегодня опять увидела бабочку в машине, при чем не одну. Их было три или четыре, все бордовые, как кровь. После рассказов, которые мне довелось услышать по дороге, я начинаю волноваться.
Мне кажется, я и сама могу стать частью тех мистических историй..."


"День тринадцатый, суббота, 04:08.
Я не знаю, что случилось. Я уснула в машине, но очнулась в воде. Я стояла в озере, мокрая по пояс, а руки мои были изодранными.
Я не понимаю, как я оказалась в воде. Не понимаю!
Я добрела до машины, мне чудом удалось ее найти. На переднем сиденье лежал мертвый ворон со свернутой шеей. Я еще раз посмотрела на свои руки и поняла, что раны похожи на следы от когтей и клюва. Что я делала ночью?"


"День шестнадцатый, вторник, 07:35.
По дороге от Лост Крик, штат Колорадо.
История, которую мне рассказывали туристы, не может быть правдой. Чудовище-вендиго, как по мне, выдумка, но ведь должна быть правда? Сколько загадочных смертей видел этот заповедник? Вчера вечером я увидела в одной из пещер человеческий череп. На нем сидела багряная бабочка.
Сегодня ночью я не ложилась спать. Я боюсь засыпать, похоже, у меня есть склонности к хождению во сне. В последний раз, то есть вчера на рассвете, мои руки и лицо были в крови. Я боюсь спать, я не могу спать!
Мотыльки у меня в машине стали вести себя активнее. Они садятся мне на руки, когда я веду автомобиль. Не знаю, можем мне это только кажется, но они смотрят на меня, изучают. И от этого мое сердце уходит в пятки.
Я не знаю, что делать.
23:19.
Купила сильное снотворное. Посмотрим, поможет ли мне оно. Надеюсь, ночные прогулки прекратятся."


"День восемнадцатый, четверг, 12:06.
У меня ухудшилось зрение. Дневной свет режет глаза, их нужно закрывать надолго время от времени. Если я не ошибаюсь, у меня сильная температура. Виной всему – вчерашняя ночь.
Я снова ходила во сне, на сей раз – обнаженная. Не знаю, почему никто не видел меня, но, похоже, мне пришлось несладко. Какой-то зверь прокусил мне левое предплечье, похоже, волк. У меня под ногтями кровь, смешанная с грязью. Во рту привкус песка и металла – губы и щеки искусаны мною самой, наверное, от злости во время борьбы с хищником.
На ноге странные порезы, глубокие, как от ножа. Откуда у волка нож?
Я боюсь себя. Я боюсь чертовых мотыльков, которых около двух десятков. Они летают, делают, что хотят, запутываются у меня в волосах, мешают наблюдать за дорогой.
Я не знаю, что делать.
21:13.
На заправке купила газету и ужаснулась.
Этой ночью нашли убитыми мужчину и его пса – немецкую овчарку. Над телами, как пишет журналист, поработал маньяк или же огромное животное, столь сильно они изувечены.
Я больше не буду спать."


"День двадцать первый, воскресенье, 04:56.
Финикс, штат Аризона.

Я не спала с четверга. Сил вести машину нет, держусь на горьком кофе из автоматов и энергетиках. Сорвалась, опять начала курить после пятилетнего перерыва. Руки трясутся, во рту сухо, голова болит.
Порой вижу то, чего нет. Сегодня показалось, что крылья моих бабочек стали черными. Когда одна села мне на лицо, остался кровавый след. Наверное, это от давления.
Пропали все документы, деньги на месте. Нет паспорта, визы, но есть права и документы на машину и ее страховку. Нужно попытаться восстановить… Что это?
Боже, их еще больше и они огромные!"


Слишком много света. Свет мешает, пробирается под кожу ядовитым теплом. Свет заставляет ее выйти из того темного тоннеля, по которому она бродила так долго.
Свет убивает?

Иллирия крепко сжала веки и тут же слегка подняла их. Ее глаза привыкали к свету вокруг нее, нос пытался узнать слишком явный горьковатый запах. Она прислушалась к мерному тиканью часов и писку какого-то прибора. Девушка шире распахнула глаза и резко вдохнула, от чего в груди все сжалось.
Где я?
Она попыталась сказать что-то, но горло, видимо, слишком пересохло. Кожа на руке чесалась и девушка перевела взгляд на нее. К ее венам были подсоединены какие-то трубочки, по которым сбегала прозрачная жидкость. Иллирия провела языком по зубам, подбирая нужное слово, которое прямо летало рядом.
Капельница.
Довольная тем, что вспомнила название, в то время, как голова протяжно болела и все в ней гудело, Иллирия откинулась на подушки и еще раз принюхалась. Пахло чистотой, стерильностью и чем-то неприятным.
Будто... будто в больнице, - подумала Илли и напряглась. У нее было слишком мало сил, но она, как могла, приподнялась на локтях и осмотрелась, пытаясь узнать место. Но в голове было пусто, будто кто-то стер все картинки, оставив белый экран.
Комната, в которой она находилась, была слишком светлой и чистой. Враждебность сквозила в острых углах тумбочки рядом, предостережение мелькало в складках занавески на окне, напряжение теплой дымкой висело в воздухе. Запах лекарств, капельница и стерильная чистота подтвердили ее мысль о больнице. Похоже, она была одна в палате и не помнила как туда попала.
Иллирия попыталась порыться в своей голове в поисках подсказки, но ничего не могла найти. Воображение рисовало кровавые картины, каких-то бабочек, мертвых животных, но это было не то.
Почему я ничего не помню? Где я? Как попала в больницу?
Вопросы терзали ее, словно псы кость. Неизвестность мучила, неизвестность пугала. Что могло случиться? Как можно забыть причину, по которой она попала в больницу? Иллирия ненавидела любые медицинские заведения и точно не пошла бы сюда по доброй воле.
Стиснув зубы, она вытащила из руки иглу и попыталась сесть. Это ей удалось с третьего раза и сопровождалось головокружением. Мора громко выдохнула, вдохнула, пытаясь привести мысли в порядок. Каждое движение давалось с болью, но Иллирия пыталась игнорировать ее. Посунувшись на месте, она свесила ноги с койки и осторожно пальцами коснулась холодного пола. Эта находка почему-то так обрадовала ее - Илли заранее знала, что плитка будет просто ледяной. Чувство, что хоть что-то отвечает твоим ожиданиям, до невозможного окрыляет обезнадеженного человека. Потому не было ничего странного в том, что, казалось бы, на миг боль отступила... чтобы вернуться вновь с большей силой, когда девушка ступила на пол обеими ногами и сделала шаг.
- Ох! - негромкий стон вырвался из ее губ и повис на мгновение в воздухе, нарушая тишину. 
Тот тихий звук сработал, будто выстрел из пушки. За стеной послышались шаги, шарканье, шелест бумаги, стучание ручки по полу, негромкий недовольный шепот, снова шаги туда-назад. Ко всему этому Иллирия прислушивалась внимательно, вытянув шею, как птичка, потому и вздрогнула, когда в дверях появился мужчина в белом халате лет пятидесяти.
- Elnézést, hol vagyok? - по-венгерски спросила она, где находится, но врач лишь недоуменно и испуганно посмотрел на нее.
- Мисс, вы говорите по-английски? - голосом, полным безнадежности, спросил он.
- Да, - неуверенно ответила Мора, пока доктор укладывал ее назад в постель. - Да, - еще раз повторила она, но решительнее. - Где я?
- В больнице, в Финиксе! - словно это само собой разумеющееся произнес мужчина. - Позвольте мне спросить вас... как вы себя чувствуете? Голова, желудок, легкие? Все в порядке?
- В Финиксе? Что я делаю в Финиксе? - нахмурив брови, спросила саму себя девушка, пока врач что-то пробормотал о кратковременной амнезии. - У меня очень болит голова, хочется пить, когда я делаю резкие движения... вообще движения, что-то будто давит на грудь. Доктор, что со мной случилось?
- Вы попали к нам состоянии полного изнеможения и истощения. Наверное, вы заснули за рулем и съехали в реку. По крайней мере, мужчина, привезший вас сюда, рассказал именно такую историю. Вы ничего не помните?
- Нет, я не помню этого... и многого другого... Как долго я здесь?
- Почти четыре дня. Мисс, могу я узнать ваше имя и номер, по которому свяжусь с кем-то из ваших близких? - мужчина достал из большого кармана блокнот и карандаш.
- Да, да, конечно... Меня зовут, - Иллирия закусила губу и нахмурилась. - Я... я не знаю, как меня зовут.., - последние слова девушка произнесла голосом, полным ужаса.
Кто я? Как меня зовут? Кто я?
Ее испуганный взгляд наткнулся на красного мотылька, впорхнувшего через щель в палату. Крылья его были похожи на кровь.