Never Say No To Cardiff

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Never Say No To Cardiff » Alternative » Tweedledum said Tweedledee


Tweedledum said Tweedledee

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://37.media.tumblr.com/a8ef92f275bbbf38c060d55f5da7f7d8/tumblr_mllheraYE41s4uqsgo2_250.gif
Кто: участники эпизода.
Aidan Kennett as mr. Moriarty
Kevin O'Sullivan as mr. Moriarty
Где: нигде.
Когда: никогда.
Tweedledum and Tweedledee
Agreed to have a battle;
For Tweedledum said Tweedledee
Had spoiled his nice new rattle.

0

2

- Ты. Это ты во всем виноват. Если бы ТЕБЯ не было, мы бы точно тут не оказались.
Ну, конечно, я же великий мистер Мориарти. Простите, ситуация не позволяет упасть в ноги.
Босс всем боссам и хозяин всея и всех. Корона не жмет, вижу. Дайте две, да?
Слушай, а ты вообще в курсе, что мы без тебя гораздо круче жили? Я и вот он. Да, он. Хотя он не разговаривает, почти никогда, только мелет про какие-то свои цифры, но он все равно со мной согласен. Я знаю. Это он гений, не ты. Ты даже мизинца его не стоишь. Ты же в курсе? О да, я прекрасно знаю, что ты знаешь.
Что? Говоришь, что я ревную? Да, ревную. Пот ому что все это время я, Я! был вместе с ним. Я подтирал его сопли, учил готовить омлет и заштопывать собственные раны. Ты же сам знаешь, как быстро все махнули на него рукой - не от мира сего.
Нет, я, естественно, пытался в свое время образумить этого чудика. Пытался объяснить, показать. У нас все получалось. Мы могли быть душой компании. У нас все было хорошо, Джим. Пока ты, сука, не появился в нашей жизни.
Мы оба знаем, что он стоит всего этого мира. Потому что он - наш мир.
Он исследовал, делал свои наброски, показывал разработки. И рассказывал, рассказывал, рассказывал. И я его слушал, Джим, ты понимаешь? Действительно слушал. И понимал. Поскольку это было нашим будущем.
У нас все было хорошо, пока не появился ты.
Грязный и подлый. Так не правильно, не правильно. Так нельзя.
Ты делал плохо. Нет, я не про них, на этих мне все равно. Я говорю про него. Ты и правда не понимаешь, Джим, что он - наше все?
Только в отличии от тебя, я забочусь о нем, я всегда это делал и вполне могу справиться без тебя.
Он создал тебя точно также, как и меня. Он наш бог, наш демиург. Ты - еретик, и раз за разом плюешь ему в лицо. Ты недостоин. Ты жалок. И твои игры закончены.
Мы не позволим тебе. Я - не позволю.
Ты даже не представляешь себе насколько мы - я - хотим твоей смерти.
Чем ты вообще думал, Джим, когда делал все это? Твои игры затянулись. Мы - он - не хотели этого. Он вообще ничего не хочет, кроме своих цифр. Но ведь это было так важно для тебя.
Пуля в голову - ахуенная идея, ты в курсе?
Бедный, несчастный и непонятый. Ебанные страдашки всегда были твоим уделом, Джим. Иногда мне кажется, что среди нас только я думаю о том, что жить - это хорошо, знаешь ли.
Как ты мог так поступить? С нами, с ним, со мной.
Впрочем, о чем это я? Ты всегда думал только о себе и своих гениальных планах.
О, действительно. Этот же был так важен. Тебе было настолько необходимо обыграть его и показать, что ты лучше. И как теперь ощущения?
Что? Нет, я не ору. Я даже не открываю рта. Но я и так прекрасно знаю, что ты меня и так прекрасно слышишь. Теперь ты меня всегда будешь слышать и слушать.
Потому что у тебя нет выбора.
Потому что мы тут теперь заперты.
Из-за тебя.

+1

3

- Где ты была сегодня, киска?
- У королевы у английской
Я трахаю Маргарет, пока она не теряет сознание, кожа начинает расползаться прямо под пальцами, фу, такие дряблые бедра, обнажается жировая прослойка (настоящий, королевский жир - желтый, как солнце), кое-где торчат кости, и их обтачивают белые мягкие черви, мягкие, как творог или как мозг (я знаю, потому что я видел и я знаю, потому что... миелин... миленько... миелиненько... извилины растекаются по крыше по этому асфальту
ты был очень умный и нравился мне нет правда нравился
у тебя красивая форма губ а глаза на солнце прозрачные как чай
зеленый? нет. коричневый, черный, настаивать пять минут мне два сахара пожалуйста
и ложку молока но точно ложку потому что я проверю
зрачок это дыра разве ты не знал? дрожащая рука вводит в глазное яблоко спицу и теперь я настоящий Вильгельм Телль отверстие в затылке проделано задолго до этого
его шлифуют в прозекторской и эта малосимпатичная Молли. у нее руки дрожат а ты с ней спал и смотрел дебильные сериалы. и ее мудацкий кот засидел весь твой костюм. смотри она надела свой лучший наряд эй обрати на меня внимание
вынимание
понимание
того что уже немного мертв как тепловой удар. у вас саван с меховой подкладкой, что за дела, мы же не на севере. я уже заказал свой. заберите у портного: +44 20 7566 0077 спросите Доджсона, Доджсон знает
Дод... Дод... Доджсон ха-ха-ха)
у нее труп Кобейна в постели, и она сама труп, и я тоже труп, у нас тут своя трупная тусовка, присоединяйся, зануда!
- Что ты видала при дворе?
- Видала мышку на ковре
поймала проглотила поперхнулась костью (у меня твои кости: вот, у меня они в глотке, посмотри сквозь дыру в моей голове в моем зрачке тоже можно)
Маргарет поворачивает свою мертвую голову и говорит твоим голосом: очень высоко: почти фальцет: ГЕКТОР-ПРОТЕКТОР ОТПРАВИЛСЯ ВОН
ВОН
вонь
какая здесь чудовищная вонь. Ты что, ходишь под себя?
- Отвали отвали отвали отвали
- От меня
- Больной, больной, больной, да ты вообще псих!
Маргарет потихоньку тлеет в углу, свистя, как чайник, я лезу целоваться, но получаю по морде - сначала от нее, потом от тебя, потом от него
неловкая пауза, мертвая тишина, мертвая, ха-ха, дошло? МЕРТВАЯ, мертвая!
я падаю на пол трясясь от смеха и моя голова снова и снова лопается об пол как перезрелый арбуз. Как ты Холмс твоя голова болит? Моя тоже
и как назло нет никаких обезболивающих, поэтому печатный аппарат под моим языком без остановки выдает ошибку и я онемел, ты лишил меня права голоса и голоса для права тоже лишил
ОШИБКА: я вижу звезды сквозь твою голову
ОШИБКА: кольт заряжен пайетками и смехом
ОШИБКА: я не ошибаюсь. никогда. я святой. я выше, чем святой.
- Я не бываю виноват: у меня нет совести.
- Она была в таламусе, кажется, но он лежит в тазу.
- Прости, милый. Хочешь, поцелую, где больно?

+1

4

Ты, Ты, Ты. Тебя слишком много, ты в курсе? Слишком.
Это сводит меня с ума.
Я ненавижу, ненавижу, ненавижу тебя.
Я устал, Джим.
Но даже не смей ухмыляться, ублюдок. Я не сдамся. Даже не надейся. Я не позволю тебе. Остановлю. И не имеет значения, что пока не имею ни малейшего понятия, как именно.
Я хочу, чтобы ты умер, сдох, исчез. Знаешь, ты заслуживаешь этого. Просто исчезнуть, чтобы никто даже и не узнал о том, что у великого профессора Мориарти было временное помешательство. Да, великий ум. Да, иногда заносит. И да-да-да, вам - идиотам - этого точно никогда не понять, не увидеть, не оценить по достоинству этот великий ум и широту мысли. Потому что они глупы, глупы, глупы. Все, кроме него. Он ошибся, он раскаивается, он страдает.
Он готов понести наказание.
Я готов, Джим.
За все, что натворил - ТЫ.
Но, знаешь, у меня только одно условие. Ты должен уйти, сгинуть, уйти, пропасть. Навсегда, навеки, никогда. Он не заслуживает тебя.
Мы.
Ты.
Я.
Ты должен уйти.
Должен, должен, должен.
Потому что так правильно. Так и должно быть. О да, это так, я чувствую. Молчи, Джим, молчи. Ты должен умереть не только потому, что убиваешь меня, ты должен исчезнуть, потому что ты уничтожаешь его. Я не могу допустить этого, понимаешь? Ну же, Джим, послушай, поверь, пожалей.
Хотя, ты знаешь, э то не имеет абсолютно никакого значения. Просто потому что ты не уйдешь, не пропадешь и не исчезнешь. Я сам убью тебя. Придушу, отравлю, расчленю, сожгу, оболью кислотой, застрелю, зарежу, взорву или закопаю заживо.
Посмотри, Джим, твое безумие заразительно. Но оно должно прекратится, поэтому я даже предоставлю тебе выбор.
Я хочу видеть, как ты захлебываешься в свое собственной крови, я хочу смотреть, как ты без надежды пытаешься заглотить хотя бы немного воздуха. Я хочу наблюдать, как нож будет медленно отделять от костей подвергшиеся некрозу ткани.
Потому что все это ты заслужил, Джим. Ты сам хотел умереть, растворится, исчезнуть.
Кто я, я, я такой, что бы пытаться, стремиться, сметь тебе мешать.
Я всего лишь хочу, чтобы тебя не было. Чтобы все было так, как тогда. Чтобы мы - без тебя - снова были счастливы.
Ты - лишний, невозможный. Ты - ошибка. В системе. Его системе. И я здесь именно для этого - не разрешить, не допустить, заблокировать. Ты - вирус, зараза, болезнь.
Мы - будем здоровы. Ты - исчезнешь, умрешь, растворишься.
- Я хочу только одного, чтобы тебя здесь не было. Никогда. Хотя ты это и так знаешь.
Мне страшно, я не могу, не знаю, как уничтожить тебя.
Но я хочу, хочу, хочу.
И знаешь, Джим, я все равно добьюсь своего.
Мы выживем, выберемся, сможем.
Но только если без тебя.
тебя.
ты.
ненавижу.

+1

5

У меня простая анатомия: оболочка, набитая пухом, набитая кровью, как подушка в кожаной наволочке, внутри которой вяло шевелятся изношенные внутренности, толстая кишка, тонкая кишка и слепая кишка, обвившиеся вокруг друг друга, как винтовая лестница, тупой разомлевший аппендикс, налитый отборным гноем и желудок сверху, как кислотное облако, и в моем желудке слова, которые я глотаю, чтобы не сказать, точки, которые я теряю и запятые которые предлагаются к ужину в изящной пиале справа от тарелки
Вилка для салата и для горячего столовый нож и две ложки я пожру тебя заживо Джимми-бой
fress
三立
mangiare
大食い
פרעסן
καταβροχθίζω
я изучаю тебя вплотную лицом к лицу родинка под правым глазом изящные тонкие брови гробишь себя попусту
я наклонив голову не моргая и не меняя положения так что затекает хребет и отвратительное мутное чувство наполняет меня как чашку. у тебя в руках восклицательные знаки, и еще: многоточия, нервные точки я знаю все наперечет
Одна солнечное сплетение куда я бью локтем и ты сгибаешься пополам ПОТОМУ ЧТО ТЫ СЛИШКОМ ТУП, ублюдок, КАК МОЖНО БЫЛО КУПИТЬСЯ?
купаться
пойдем гулять Джимми пойдем
пойдем с ума
- Ты слишком любишь меня, правда?
- Ну то есть может быть конечно себя или меня я не знаю, подожди
- Нас, как своих трепетных детишек, выродил, вычленил, выплюнул, лелеял в розовых простынях (или голубых? нет розовых потому что ждал девочку), завалил слюнявенькими кружавчиками и прекрасненькими дорогущенькими игрушечками, поиграй с этим мишенькой, Джиммочка, а потом мы с тобой поедем в музейчик смотреть на сотвореньице Адамчика
Меня выворачивает мишурой прямо на твои дорогие ботинки
Я щелкаю пальцами и вокруг разрывается оглушительным карнавалом война. Посмотри, что это, может быть, птица?
Может быть, самолет?
Это ебаная мина, Джим, давай-ка съебывать!
(пока мы бежим я держу тебя за руку. может быть это неправильно но когда мы одергиваем ладони начавшая срастаться кожа с мерзким треском лопается отлипая и потом долго висит лоскутами как облезлая это тело ПРОСТО КРИЧИТ о СИМБИОЗЕ это тело потому что один мозг на двоих и вообще-то это деградация
переменные вращаются бьются друг об друга вьют коконы в бесконечной паутине под потолком
через два месяца коконы вскроются шестью сотнями иксов и игреков с волосатым брюхом и восемью озлобленными глазами
их глаза чернее ночи, а жвала истекают желчью. твоей. моей. нашей)
Милый Джим,
- Скажи почему ты меня не любишь
Я рыдаю подергивая плечами размазываю слезы по лицу и карикатурно сморкаюсь в большой клетчатый платок
- Я ведь ничего не сделал
Я смеюсь и смех у меня оглушительно красный и шеренги мертвецов уже отправляются по приговору по диагнозу
Давай пойдем с ними, я давлюсь хохотом, мы с тобой, как в старые добрые
Ну ты знаешь
Потому что маниакальное снова тянет меня к полу и тебя ко мне и мы ПРОСТО ОБЯЗАНЫ, просто обязаны, как ты не понимаешь
Просто обязаны...
???

+1

6

When Herr Goebbels says we own the world and space
We HEIL! HEIL! right in Herr Goebbels' face

Неужели ты и правда не видишь, не осознаешь, не понимаешь, Джим, как все, к чему ты прикасаешься, хотя бы замечаешь, рано или поздно, рано или поздно, хотя, скорее, рано, превращается в пепел, гниет, лопается бурым гноем?
Так какого хрена, Джим?
Почему?
Почему бы тебе просто не сдохнуть? Это не сложно. И ты готов, я же это вижу. О, ты даже сумел доказать это. Так в чем проблема? Пойди и закончи начатое. Оставь только нас в покое. Не меняй нам. Уйди. Без тебя было так хорошо, Джим.
О, да! Я вижу, осознаю, понимаю, что это было бы слишком просто, правда? Слишком обычно, сучно, скучно, обыденно.
О, нет! Такие развлечения не для таких королей, диктаторов, всевластителей. Она для обычных, простых, черни.
Прекрати! Сейчас же! Останови этот апокалипсис, который творится в моей, его, не-твоей голове.
Ничего, нет, ничего, Джим, это не страшно. Наверное, пожалуй, возможно. У нас теперь есть все время мира, даже если для него пролетит один лишь миг.
Он молчит, Джим,
Опять молчит, молчит, молчит.
Это агония, страдания, предсмертный хрип.
И ты действительно еще спрашиваешь, почему Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ?
Ты.
Ты.
Ты же...
А тебе не все равно?
Послушай, Джим, давай договоримся, поговорим, умрем. Ты просто заткнешься, исчезнешь, растворишься.
И если мы действительно подыхаем - уйди. Сейчас. Прошу.
Хотя, нет. В смысле, да, ты прав. От этого же, РАЗУМЕЕТСЯ, нет никакого толку. Просто потому что тебе плевать на все и на всех, кроме тебя самого.
Я вижу мягкие стены. Стены с приколоченными по периметру матрацами. Ты же знаешь, Джим, что матрацы - самая простая и доступная звукоизоляция. Но, вероятно, это только моя фантазия. Я не знаю, в чьем именно сознании мы находимся сейчас. В твоем, моем, его или нашем собственном. И, если честно, это удручает.
Однако нет, это не мое сознание, иначе бы наша комната имела прекрасный вид. На другую, почти такую же. Комнату, в которой бы страдал ТЫ. Да, Джимми, да. Как бы ты я это не отрицал, я тоже способен на страшные вещи. И ведь ты понимаешь, что мне бы это понравилось. Чрезвычайно.
Но ведь теперь это не имеет абсолютно никакого значения, хотя бы потому, что мои желания, в отличие от твоих, не осуществимы.
Ты и правда хочешь знать, почему я так тебя ненавижу? Знаешь, все просто. Когда не было тебя, у нас все было хорошо. Он придумывал, я решал, защищал и обеспечивал нас. У нас была почти идиллия. Но тут - внезапно! - появляешься ты, и весь тот мир, который я строил годами, веками, тысячелетиями, летит ко всем чертям.
К тебе, тебе, те-бе,  Джим.
Маниакальное? Ну, раз ты так думаешь (о да, душа моя, я слышу), значит, так тому и быть. У нас есть только одна проблема. Одна меленькая и незначительная проблема. И нам надо ее решить. Твое маниакальное направлено наружу, на других, на остальных. Мое - на тебя, тебя и только тебя.
Потому что я верю, что без тебя у нас будет шанс выжить.
Давай проверим.
Давай поиграем,
Джим

0


Вы здесь » Never Say No To Cardiff » Alternative » Tweedledum said Tweedledee


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC